FayeSabrinaSiriusKai






Рейтинг форумов Forum-top.ru
ХАЛЛО, ГАЙЗ
Добро пожаловать на Кроссбрид! В место, где все ваши мечты и желания могут стать реальностью, стоит только окунуться в форум с головой.






CROSSBREED

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » CROSSBREED » Альтернатива » Мальчик и пёс


Мальчик и пёс

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

Мальчик и пёс
" Когда хозяин опечален, собака кладёт ему голову на колени. "Все тебя бросили? Подумаешь! Пойдём, погуляем - и всё забудется!" "

http://sd.uploads.ru/vioWd.gif http://s2.uploads.ru/N134A.gif

действующие лица:
Sirius & Credence
время и место
Нью-Йорк, 20-е годы

"Из-за Занавеси живыми не выходят".
Что, если это не совсем так?
Шансов вернуться в свой, привычный мир после прохождения на другую сторону немного. Ну а если оказываешься там, где ты нужен именно сейчас и сильнее всего? С тем, кому ты нужнее? Сколько времени потребуется вам обоим, чтобы это осознать?

+1

2

Впереди всё мутнело, покрываясь прозрачной голубоватой, затем густой темно-синей, а после и вовсе черной дымкой. Боль в груди от попавшего в цель заклятия тоже отдалялась, пока он плыл в каком-то анабиозе сквозь зеркальный коридор. Это больше всего походило на медленное проваливание в мягкую, глубокую перину, которая плавно засасывает, заставляя погрузиться в сон.
Тем более неожиданным был сильный удар спиной - об пол? О стену? - и последовавшая за ним темнота. Совершенно точно волшебник был в сознании, хотя в затылке и позвоночнике загудело от внезапного падения. Он ощутил себя на спине, в горизонтальном положении, и неловко замахал руками, силясь скинуть темноту. В горло попала пыль. Блэк закашлялся, и тьма, оказавшаяся старым и тяжелым пыльным покрывалом, все-таки упала с глаз.
Кое-как прокашлявшись, черноволосый маг ошалело заозирался. Он еще не успел прийти в себя от так резко прервавшейся схватки и крепко сжимал в пальцах волшебную палочку - так крепко, что костяшки побелели. Однако вокруг не было ни души. И Орден, и Пожиратели, и издевательски хохочущая Беллатрикс - все куда-то исчезли. Более того, Сириус был определенно не в Отделе Тайн.
Окружающее пространство напоминало цех заброшенного завода. Повсюду - ржавые трубы, какие-то странные металлические контейнеры и котлы. Нет, не привычные волшебные котлы - другие, массивные, прямоугольные, с замершими таймерами. Сириус, который не был экспертом в маггловедении, в отличие от Артура Уизли, тем не менее примерно представлял, для чего нужны все эти странные вещи - всё-таки общался с магглорожденными еще в бытность студентом.
Вокруг никого не было. На фоне индустриальной обстановки тем более удивительно выглядело зеркало - большое, стоящее у стены и до недавнего времени накрытое тяжелой тканью, в которой и запутался выпавший на ту сторону волшебник.
Сириус встал, отряхнул кое-как мантию и, подойдя, постучал костяшкой пальца по стеклянной поверхности. Ничего не произошло - стекло как стекло. Зеркало не  собиралось пропускать мужчину обратно. Нахмурив темные брови, Блэк осмотрел антикварный предмет со всех сторон. Ничего.
- Алохомора! - наугад бросил заклинанием, и тоже ничего не случилось. Интуиция подсказывала:  если у зеркала и есть еще какие-то секреты, так просто их не открыть. Решив оставить это на потом, он принял решение осмотреться.
Из цеха вели тяжелые металлические двери. Сквозь большую замочную скважину волшебник увидел кусочек пустынной улицы, угол еще одного (или этого же) заброшенного здания - и больше ничего. Замок дверей поддался на Открывающее заклятие.
С одной стороны, оставлять волшебную палочку не хотелось. С другой - осмотреться всё же было бы проще в форме собаки. Взвесив все "за" и "против", Блэк все-таки принял решение временно расстаться с палочкой. Спрятав ее за зеркалом, он глубоко вздохнул, сосредоточился...

...Крупный, лохматый черный пес деловито трусил по пустой дороге. Поначалу вокруг была сущая окраина: пустыри, заброшенные здания разного назначения, разбитая пыльная колея. Но спустя час упорного пути дорога свернула на более оживленную улочку, а еще через некоторое время, изрядно устав и проголодавшись, пёс оказался на небольшой площади рядом с большим унылого вида зданием. На площади было оживленно. Ветер швырнул в морду листок бумаги. Зверь раздраженно фыркнул и стряхнул его, прижав лапой и потянув носом по ветру. Пахло едой. Отшвырнув листок и сделав пару презрительных движений задними лапами, словно зарывая что-то нехорошее, пёс неспешно порысил на запах, стараясь держаться поближе к стенам зданий, чтобы не попадаться под взгляды прохожих. На груди у него темнел свежий, но уже покрывшийся корочкой ожог.

+1

3

Криденс медленно шел по улице, неуверенно предлагая идущим навстречу прохожим листовки вторых салемцев. Большая часть людей равнодушно проходила мимо, заранее делая каменное  лицо. Они скользили по фигуре молодого человека невидящим взглядом, словно его вовсе не было рядом. Это была не самая плохая категория, от них хотя бы не было неприятностей. Чувствовать себя пустым местом Бэрбоуну было не впервой, в целом, его это даже устраивало.
Однако попадались и другие люди: они встречали ущербную пропаганду Криденса  пренебрежительной насмешкой. Не всегда в такой реакции  чувствовалась настороженность или агрессия, но от этого не становилось легче. Осознавать себя оплеванным и высмеянным было много тяжелее, чем просто терпеть общее игнорирование. Несмотря на большой опыт в этой рутинной неблагодарной работе  Бэрбоун так и не смог в полной мере привыкнуть к ней или сформировать хоть какой-то защитный панцирь. Каждый презрительный взгляд или саркастичная улыбка надолго заседали в памяти, угнетая и заставляя все сильнее убеждаться в собственной неполноценности. Весь негатив и скепсис, что вызывали изложенные в брошюрах тезисы Общества противодействии магии,  он хронически воспринимал на свой счет.
Но были и те, кто все же брали листовки из рук Криденса. В большинстве своем это были странные личности. Взъерошенные старухи, худые женщины с запавшими глазами, на дне которых читалось тихое сумасшествие,  бродяги, оборванцы и голодные дети, привлеченные бесплатной столовой.
Почти все они, за исключением детей, вызывали у Бэрбоуна смутное чувство тревоги.   Когда Криденс смотрел на них, в его сознании невольно всплывали страшные картины позднего средневековья с их гиперболизированными маргинальными лицами. Корабль дураков в миниатюре.
Молодой человек тяжело выдохнул и беспокойным движением поправил темную шляпу, которая и без этого сидела безукоризненно ровно. Он устал находиться в толпе, что казалась ему молчаливо-враждебной, таящей в себе массу скрытого до поры негатива. Бэрбоун чувствовал, что ему нужна хотя бы небольшая передышка, возможность побыть наедине с самим собой, но сейчас это не представлялось возможным.  Сегодня была среда, а это значило, что примерно через час из дверей покажется старшая сестра с колоколом в руках, заунывный звон которого начнет созывать всех страждущих на благотворительный обед.  До носа Криденса уже доносился легкий, но узнаваемый запах пропагандистского супа. Скоро придут тощие малыши и все сметут.  Юноше не было жаль еды, но необходимость присматривать за десятками голодных скитальцев и помогать матери поддерживать порядок изнуряла.
Обязанность часами находиться среди народа давала постоянный  штраф к моральной устойчивости Бэрбоуна. Он затравленно посмотрел на стопку невостребованных брошюр. Она не сулила ему ничего хорошего и в перспективе несла опасность. Криденс нервно попытался поправить воротник рубашки: ему показалось, что тот был застегнут неаккуратно. От этого движения пачка бумаг на мгновение утратила свою идеальность и одна листовка вырвалась на свободу. Ветер подхватил ее и понес прочь. Бэрбоун инстинктивно двинулся за ней, но уже в следующую секунду  судьбу агитации решила огромная собака, по-своему разобравшись с бумагой.
Криденс в нерешительности замер, рассматривая пса. Тот казался неожиданностью в потоке людей. Городская площадь не предусматривала изобилия животных, исключение составляли разве что лошади, но те воспринимались как нечто единое со всадником, а потому не считались зверьми в полной мере. Черный лохматый пес выглядел почти экзотикой.   
Бэрбоун вжался спиной в стену дома и машинально сделал какой-то размытый жест ладонью, будто бы пытаясь привлечь внимание собаки, но одновременно с этим стараясь остаться незамеченным.

+1

4

Для Сириуса выглядела экзотикой вообще вся окружающая среда. Если на обочине цивилизации различия с привычным ему миром не ощущались настолько остро, то теперь, когда анимаг оказался в черте города, он понял, что оказался в какой-то параллельной вселенной. Или, что казалось наиболее вероятным, переместился в средней отдаленности прошлое - во всяком случае, непривычные костюмы людей на улице и общая атмосфера свидетельствовали именно об этом.
С одной стороны, собака смотрелась не слишком логично в такой обстановке, с другой - сириусова щегольская мантия тоже странновато выделялась бы среди лаконичных, потертых одежд местного населения. В любом случае, на данный момент Блэка волновало другое: где еда?
Он шумно потянул носом и чихнул. Густые собачьи брови лезли на глаза, и волшебник потряс массивной головой, чтобы как-то открыть себе обзор. Когда он снова огляделся, то заметил возле стены молодого человека: тот скромно прижимался к холодному кирпичу, но при этом Сириус, видевший всё сейчас на двести пятьдесят градусов, заметил едва уловимое движение. Казалось, юноша подзывает его, но в то же время побаивается собственного жеста. Блэк склонил голову набок, раздумывая, стоит ли подойти, и, в конце концов, решил: стоит. Крупный зверь не спеша направился в сторону незнакомца, всё еще продолжая водить носом, чтобы понять, откуда пахнет съестным. Молодой человек, между прочим, тоже отчасти пах чем-то съедобным. Это стало не последним аргументом в пользу решения познакомиться с ним поближе.
Сириус остановился в метре от мальчика, раздумывая, как бы показать ему своё расположение и не напугать. Умные глаза пристально рассматривали странного паренька. Первой мыслью Блэка было "Ну и шляпа". Затем он отметил странную затравленность во взгляде юноши, его аккуратный, чистый, но все-таки поношенный костюм, и то ли чихнул, то ли хрюкнул, оценивая нового знакомого.
Приближался Сириус аккуратно. Мало кого обрадует и вдохновит на дальнейшее общение псина размером с теленка, несущаяся галопом, а молодой человек у стены и так не выглядел хоть сколько-нибудь решительным. Анимаг подошел к юноше и остановился в метре, глядя в глаза и стараясь выглядеть дружелюбным. Он еще раз громко чихнул, так, что капельки слюны долетели до ладоней нового знакомца, и ткнулся носом ему в пальцы, шумно обнюхивая. Нос был сухой, потому что чувствовал себя Блэк не слишком здоровым. А вот губы, после чиха, остались чуть влажными.
Руки у мальчика оказались в мелких шрамах, что заставило Бродягу недовольно сдвинуть брови: кажется, ему доставалось от кого-то с менторскими наклонностями. Сириус, которому не была чужда деликатность, всё же не сдержался, и лизнул розоватые шрамы, глубоко вздыхая, будто сочувствуя пареньку. Потом он взял юношу за рукав и легонько потянул, надеясь, что тот отведет к чему-нибудь съедобному. Отступил на шаг, глядя выжидательно, и попытался почесать лапой мешающую корку на груди. Почесаться не удалось, и собака негромко, раздраженно и грустно заскулила от негодования.

0


Вы здесь » CROSSBREED » Альтернатива » Мальчик и пёс


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC